+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Кража с банковской карты судебная практика

Проблема квалификации преступлений, связанных с хищением электронных денежных средств

Кража с банковской карты судебная практика

 Абитов А.З.

В целях усиления уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере оборота электронных денежных средств в мае 2018 г. в УК РФ введен п. “г” ч. 3 ст. 158 (кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств).

Также внесены существенные изменения в гл. 21 УК, предусматривающие уголовную ответственность за хищение безналичных денежных средств.

Между тем в настоящее время нет разъяснений Верховного Суда РФ относительно применения указанных новелл, нет четкого понимания понятия “кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств”.

Прокуратурой Пермского края и главным следственным управлением ГУ МВД России по Пермскому краю проанализирована практика возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных дистанционным способом. Установлено, что за 2018 г. зарегистрировано более 4 300 сообщений анализируемой категории.

Анализ правоприменительной практики показал, что уголовные дела при идентичных способах совершения преступлений могут получить разную уголовно-правовую оценку.

Например, при списании денежных средств после перехода по вирусной ссылке, поступившей на мобильный телефон в виде СМС-сообщения; снятии денежных средств через банкомат; хищении денег при обманном способе получения данных банковской карты под предлогом покупки товара и т.п.

дела возбуждались по признакам состава преступления, предусмотренного как ч. ч. 1, 2 ст. 159 УК, так и п. “г” ч. 3 ст. 158 УК, ст. 159.3 УК.

Для формирования на территории края единообразного подхода к возбуждению уголовных дел о преступлениях, связанных с хищением удаленным способом денежных средств с банковских счетов, и формирования единообразной практики при рассмотрении судами уголовных дел о таких преступлениях указанными силовыми ведомствами в декабре 2018 г. подготовлены соответствующие методические рекомендации.

Судебной коллегией по уголовным делам Пермского краевого суда на научно-консультационном совете обсуждены основные проблемы, связанные с разграничением составов преступлений, и возможные пути их решения.

Наиболее актуальные из них прозвучали на VI Международной научно-практической конференции “Пенитенциарная система и общество: опыт взаимодействия”, проведенной ФКОУ ВО Пермский институт ФСИН России со 2 по 4 апреля 2019 г.

Один из самых злободневных вопросов правильного применения уголовного закона, по мнению Пермского краевого суда, возникает при квалификации действий виновного, который, воспользовавшись банковской картой потерпевшего, с помощью банкомата снял с банковского счета потерпевшего денежные средства, распорядившись ими по своему усмотрению.

После внесения указанных изменений первое время возникали жаркие споры относительно того, по какой именно статье необходимо квалифицировать преступное деяние, будет это кража или мошенничество.

По мнению К. Евдокимова, относительно хищения денежных средств из банкоматов сложились две взаимоисключающие позиции Верховного Суда РФ: первая позиция, основанная на п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. N 48 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”, предполагает квалификацию деяния по соответствующей части ст. 158 УК.

Вторая основывается на Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2012 г. N 6 “О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального закона “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации”, которое допускает возможность квалификации деяния по соответствующей части ст. 159.

6 УК[1].

По смыслу уголовного закона кража есть тайное хищение чужого имущества. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” под тайным хищением чужого имущества следует понимать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них.

В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

Поскольку субъект кражи не воздействует на сознание и волю другого лица, а взаимодействует с механическим устройством, т.е. банкоматом, который автоматически обрабатывает операции по банковскому счету, привязанному к используемой карте[2], то таким образом его действия необходимо квалифицировать как кражу.

Следующим не менее важным вопросом стала проблема квалификации указанного вида хищения непосредственно по ст. 158 УК.

Одна из точек зрения заключается в том, что указанные действия виновного следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК, поскольку квалифицирующий признак, предусмотренный п. “г” ч.

3 названной статьи, может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст. 5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ “О национальной платежной системе”.

Хищение, совершенное путем получения наличных денежных средств с банковского счета через банкомат, должно рассматриваться как обычное хищение вещей, наделенных физическим признаком[3].

Представители пермской фемиды полагают, что нельзя согласиться с такой точкой зрения, поскольку предметом рассматриваемого преступления являются не только электронные денежные средства, но и денежные средства, находящиеся на банковском счете, доступ к которому возможен путем использования платежной карты, оказавшейся по той или иной причине в распоряжении виновного, посредством использования банкомата[4].

По такому пути и идет судебная практика (как в Пермском крае, так и других регионах).

Так, Р., получив от потерпевшего в правомерное пользование с целью покупки продуктов банковскую карту, пытался тайно похитить с банковского счета потерпевшего денежные средства в сумме 6 тыс. руб.

путем совершения транзакций через банкомат ПАО “***”, однако его преступные действия не доведены им до конца, так как банкомат отказал в осуществлении этой транзакции. По приговору Кузьминского районного суда г. Москвы от 6 ноября 2018 г.

он осужден по ч. 3 ст. 30, п. “г” ч. 3 ст. 158 УК.

Магаданским городским судом 2 октября 2018 г. М.

признана виновной в том, что, воспользовавшись переданной ей потерпевшим для приобретения продуктов питания банковской картой и сообщенным пин-кодом, с помощью банкомата обналичила со счета потерпевшего деньги в сумме 50 тыс. руб., которые похитила и распорядилась ими по своему усмотрению. Действия М. также квалифицированы по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК.

Аналогичным образом квалифицированы действия П., похитившей денежные средства путем снятия их с банковского счета потерпевшего через банкомат (приговор Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 19 декабря 2018 г. N 1-375/2018).

Безусловно, складывающаяся судебная практика не могла не вызвать возмущений и недовольства со стороны правозащитников.

Так, кража 2 тыс. руб. преступлением не считается. Кража 200 тыс. руб., как правило, квалифицируется по п. “в” ч. 2 ст. 158 УК (кража с причинением значительного ущерба гражданину), за что предусмотрено лишение свободы на срок до 5 лет, поэтому это деяние является преступлением средней тяжести.

А кража тех же 2 тыс. руб. с банковской карты квалифицируется по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК, наказывается лишением свободы на срок до 6 лет и является тяжким преступлением. Получается, что за кражу наличных денег в размере 200 тыс. руб.

можно получить до 5 лет или дело может быть прекращено в связи с примирением сторон, а за кражу денежной суммы в 100 раз меньше (т.е. в размере 2 тыс. руб.), но с банковской карты есть вероятность получить более строгое наказание – до 6 лет лишения свободы. Поскольку деяние, предусмотренное п. “г” ч.

3 ст. 158 УК, относится к категории тяжких преступлений, прекратить уголовное дело о краже денег с банковской карты в связи с примирением сторон нельзя.

По этой же причине невозможно освобождение обвиняемого в краже денег с банковской карты от уголовной ответственности в связи с применением наказания в виде судебного штрафа, что позволяло бы лицу не считаться судимым.

Судебная практика свидетельствует о том, что в некоторых случаях при рассмотрении уголовных дел анализируемой категории применяются разъяснения, изложенные в пояснительной записке к проекту федерального закона “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (в части усиления уголовной ответственности за хищение денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств)”. Между тем есть различное толкование разъяснений, изложенных в ней.

Например, по приговору Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ Республики Бурятия от 3 декабря 2018 г. Р. оправдана по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК за отсутствием в ее действиях состава преступления. Судом установлено, что Р.

тайно похитила банковскую карту, после чего оплатила по этой карте товары на общую сумму 1 320 руб. Суд указал, что по смыслу закона объективная сторона преступления, предусмотренного п. “г” ч. 3 ст.

158 УК, заключается в хищении денежных средств с банковского счета с использованием хакерских атак, специальных технических средств, методов социальной инженерии (подразумевается получение необходимой информации от потерпевшего с использованием психологических приемов).

По мнению суда, в отсутствие названных признаков сам по себе перевод денежных средств со счета на счет с использованием похищенной банковской карты не может квалифицироваться по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК[5].

Отсутствие разъяснений Верховного Суда РФ по делам анализируемой категории приводит к тому, что прокуроры не всегда решаются на направление уголовного дела в суд с квалификацией деяния по п. “г” ч.

3 ст. 158 УК, если размер ущерба составляет менее 2 500 руб., поскольку при хищении такой суммы переквалификация судом преступного деяния на ч. 1 ст. 158 УК повлечет вынесение оправдательного приговора.

Помимо изложенного, одним из наиболее актуальных является вопрос о том, как следует квалифицировать действия лица, которое использует “хакерские ридеры” (специальные устройства, способные перехватывать электронные сигналы, или специальные устройства, устанавливаемые в карточкоприемник банкомата)[6] как способ доступа к банковскому счету на банкомате.

Пермский краевой суд полагает, что такой способ завладения чужими денежными средствами необходимо также квалифицировать по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК.

Пристатейный библиографический список

1. Архипов А. Ответственность за хищение безналичных и электронных денежных средств: новеллы законодательства // Уголовное право. 2018. N 3.

2. Долгих Т.Н. Ответственность за хищение денежных средств с банковской карты // СПС “КонсультантПлюс”. 2019.

3. Евдокимов К.Н. Актуальные вопросы совершенствования судебной практики по уголовным делам о нарушении правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей (ст. 274 УК РФ) // Российский судья. 2019. N 2.

4. Олейник Е.Н. Проблема отграничения кражи имущества с банковского счета от мошенничества с использованием электронных средств платежа // Балтийский гуманитарный журнал. 2018. Т. 7. N 2 (23).

[1] См.: Евдокимов К.Н. Актуальные вопросы совершенствования судебной практики по уголовным делам о нарушении правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей (ст. 274 УК РФ) // Российский судья. 2019. N 2.

[2] См.: Олейник Е.Н. Проблема отграничения кражи имущества с банковского счета от мошенничества с использованием электронных средств платежа // Балтийский гуманитарный журнал. 2018. Т. 7. N 2 (23).

[3] См.: Архипов А. Ответственность за хищение безналичных и электронных денежных средств: новеллы законодательства // Уголовное право. 2018. N 3.

[4] Пермский краевой суд. Доклад по теме “Применение законодательства об уголовной ответственности за хищение безналичных и электронных денежных средств”, 2019.

[5] Прокуратура Пермского края и ГСУ МВД России по Пермскому краю. О квалификации преступлений, совершенных дистанционным способом // Методические рекомендации. 2018.

[6] См.: Долгих Т.Н. Ответственность за хищение денежных средств с банковской карты // СПС “КонсультантПлюс”, 2019.

Оправдательный приговор гражданину, оплатившему покупки чужой банковской картой, устоял в апелляции

Кража с банковской карты судебная практика

13 августа судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила в силе оправдательный приговор гражданину, ранее обвиняемому в краже за совершение покупок с использованием чужой банковской карты (апелляционное определение имеется у «АГ»).

Обстоятельства дела

В декабре 2018 г. Александр Лебедев потерял свою банковскую карту и обнаружил пропажу только тогда, когда неизвестные лица стали расплачиваться ею за покупки. Деньги списывались несколько раз, и каждый раз сумма транзакций не превышала 1 тыс. руб. Далее владельцу карты удалось заблокировать ее и прекратить несанкционированное списание средств.

Впоследствии Алексей Пестов добровольно явился в полицию, где написал явку с повинной. Он признался в том, что получил от своего знакомого Смирнова банковскую карту на имя Лебедева. С помощью нее он купил в магазине продукты на сумму 745 руб.

Во второй раз сумма покупок с использованием чужой банковской карты составила 288 руб., а в третий – 306 руб. По словам гражданина, после приобретения продовольствия он вернул карту Смирнову. Далее еще один человек попытался купить товары на 900 руб.

, но карта была заблокирована.

Алексей Пестов возместил причиненный потерпевшему вред в полном объеме. Суд избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Действия обвиняемого были квалифицированы следствием по п. «г» ч. 3 ст.

158 (кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 данного Кодекса) УК РФ.

Аналогичные обвинения в рамках отдельного уголовного дела были предъявлены и Смирнову.

Вступление в дело защитника по назначению

Защиту Алексея Пестова осуществлял адвокат АП Костромской области Алексей Егоров. В комментарии «АГ» он сообщил, что вступил в процесс на стадии предварительного следствия. «13 декабря 2018 г.

в соответствии с графиком дежурств я был приглашен органами следствия для защиты подозреваемого в порядке ст. 51 УПК РФ. К моему прибытию в следственный отдел мой доверитель уже находился у следователя.

Мне были предъявлены для ознакомления объяснение и явка с повинной доверителя, в которых он подробно изложил свои действия. В ходе беседы доверитель подтвердил изложенное им в документах», – отметил адвокат.

Защитник пояснил, что, со слов Алексея Пестова, последний совершил несколько покупок в магазинах с использованием чужой банковской карты бесконтактным способом без введения ПИН-кода. «Каждая покупка была менее 1 тыс. руб. Следователь в свою очередь пояснил, что возбуждено уголовное дело по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленных лиц», – сообщил адвокат.

По словам Алексея Егорова, он разъяснил доверителю, что есть вероятность изменения квалификации его действий с уголовно наказуемого деяния на административное правонарушение. «Формально его действия подпадали под иную квалификацию УК РФ, а именно ч. 1 ст. 159.

3 УК РФ (мошенничество с использованием электронных средств платежа). Но в связи с тем, что общая сумма покупок была менее 2,5 тыс. руб., в его действиях усматривается состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ (мелкое хищение)», – пояснил адвокат.

«Далее доверитель дал показания, в которых детально изложил весь порядок своих действий, уделив особое внимание тому, что в магазине его никто не спрашивал о принадлежности банковской карты, а он никому не сообщал о том, что карта ему не принадлежит», – добавил Алексей Егоров.

Адвокат отметил, что следствие возбудило уголовное дело по тяжкому составу преступления, хотя в диспозиции п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ прямо указано на соблюдение важного условия для возбуждения такого уголовного дела (отсутствие признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

«Было бы наивно думать, что следствие просто ошиблось или поторопилось. Было очевидно, что на стадии расследования ни о каком прекращении речи быть не может, да и следствие было уверено в правильности квалификации.

Надзирающий прокурор подписал обвинительное заключение именно по тяжкому составу, что свидетельствует о согласованности позиции органов следствия и прокуратуры в этом вопросе», – рассказал защитник.

«Мы с доверителем решили не идти против течения и изложить свою позицию уже в суде. По этой причине мы выработали позицию, при которой он полностью соглашается с обвинением, дает необходимые для последующей переквалификации показания и возмещает причиненный вред потерпевшему.

Далее защита, не препятствуя расследованию, выходит в суд для рассмотрения по существу, где заявляет о неверной квалификации.

В свою очередь, доверитель пояснит, что признает фактические обстоятельства дела в полном объеме, а вопрос квалификации его действий оставляет адвокату, при этом всецело полагаясь на справедливость суда», – пояснил Алексей Егоров

Адвокат отговорил доверителя от рассмотрения дела в особом порядке

«В день ознакомления с делом при составлении протокола в порядке ст. 217 УПК РФ доверитель вдруг изъявил желание рассмотреть дело в особом порядке.

Скорее всего, он это сделал по причине того, что его друг, который также успел воспользоваться чужой картой, заявил о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Я разъяснил все последствия такого решения, что есть большая вероятность осуждения по вмененной статье.

Кроме этого, я также указал на бесполезность рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

При наличии смягчающих обстоятельств (явка с повинной, раскаяние, возмещение вреда и отсутствие отягчающих обстоятельств) наказание будет в любом случае ниже двух третей наиболее строго наказания, и это при самом плохом исходе. В его же случае максимум – наказание с применением положений ст. 73 УК РФ», – сообщил Алексей Егоров.

По словам адвоката, уже после подписания протокола он убедил подзащитного в том, что в судебном заседании защита заявит о неверной юридической оценке его действий.

Рассмотрение дела в суде первой инстанции

Уголовное дело в отношении Алексея Пестова рассматривалось в Димитровском районном суде г. Костромы. В ходе судебного разбирательства подсудимый полностью признал свою вину в инкриминируемом ему деянии. Гособвинение, в свою очередь, поддержало предъявленное ему обвинение.

«В прениях сторон гособвинитель просил оставить квалификацию прежней, однако предложил снизить категорию преступления, назначить наказание в виде штрафа и освободить от наказания.

Скорее всего, это было сделано для того, чтобы осужденный не обжаловал обвинительный приговор, так как каких-либо серьезных последствий для него бы не наступило. Таким образом, было бы сокрыто необоснованное возбуждение уголовного дела по тяжкой статье.

Плюс доверитель лишился бы права на реабилитацию», – отметил Алексей Егоров.

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениямиПленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

По словам защитника, он строил свою речь в прениях на основе действующего уголовного закона с учетом разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

«Так, я указал на явно завышенную и необоснованную квалификацию обвинением действий доверителя при наличии в Особенной части УК РФ ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, которая наиболее подходит к рассматриваемой ситуации и относится к преступлениям небольшой тяжести.

Вместе с тем, несмотря на наличие в действиях доверителя признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, сумма ущерба, причиненного потерпевшему, меньше необходимой для привлечения его к уголовной ответственности.

В этой связи я обратил внимание суда на наличие в действиях доверителя признаков не уголовно наказуемого деяния, а административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Суд первой инстанции оправдал обвиняемого за отсутствием состава преступления

Изучив обстоятельства уголовного дела, районный суд со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума № 48 отметил, в каких случаях деяние следует квалифицировать по ст. 159.3 УК РФ.

Согласно этим разъяснениям ответственность по вышеуказанной статье наступает за хищение имущества лицом с использованием поддельной или чужой кредитной, расчетной или иной платежной карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты или путем умолчания о ее незаконном владении.

«Действия Алексея Пестова следует квалифицировать по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ как мошенничество с использованием электронных средств платежа. Как следует из обвинения Пестову, причиненный им материальный ущерб потерпевшему составил 1339 руб. 81 коп., что согласно ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ относится к мелкому хищению чужого имущества. Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, имеющего все признаки преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Учитывая, что в действиях Пестова отсутствуют признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, а имеются признаки мелкого хищения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ, подсудимый Пестов подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления», – отмечено в приговоре суда от 14 мая (имеется у «АГ»).

Потерпевший обжаловал приговор

Потерпевший Александр Лебедев обжаловал вынесенный судом оправдательный приговор в вышестоящую инстанцию, потребовав его отмены в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе (имеется у «АГ») он указал, что деяния Пестова следует квалифицировать именно по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку в отношении потерпевшего было совершено именно преступление, а не административное правонарушение.

В обоснование своих доводов он сослался на то, что действия подсудимого следовало оценивать исходя из п.

2 Постановления Пленума № 48, согласно которому, если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного образуют состав кражи или грабежа (в зависимости от способа хищения).

«Таким образом, обманув работника торговой организации, Пестов лишь облегчил доступ к денежным средствам. Доступ к совершению банковской операции предоставил сам работник торговой операции.

Если бы работник торговой организации спросил паспорт у Пестова, то хищения моих денежных средств могло бы и не быть.

При возникновении сомнений у работника торговой организации в принадлежности Пестову банковской карты получить доступ к совершению банковской операции было бы затруднительно», – отмечалось в апелляционной жалобе потерпевшего.

В возражениях на жалобу (есть у «АГ») Алексей Егоров пояснил: суд верно заключил, что в связи с умолчанием Пестовым сведений о принадлежности банковской карты иному лицу во время оплаты он совершил обман, посредством которого мог приобрести продукты питания, а не тайно похитил денежные средства непосредственно с банковского счета.

«Хищение денежных средств путем кражи, т.е.

тайного хищения, предполагает их получение как в ходе непосредственного обналичивания, так и посредством перевода на иной, принадлежащий виновному, банковский счет, без введения в заблуждение относительно совершаемых действий иных лиц.

В данном случае этого не произошло. Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума № 48 от 30 ноября 2017 г. подробно изложил, в каких случаях незаконные действия с чужой банковской картой следует считать кражей», – настаивал защитник.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

13 августа 2019 г. судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила оправдательный приговор в силе. В апелляционном определении судебная коллегия отметила, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела на основе представленных доказательств.

«Вопреки доводам апелляционной жалобы, в ходе судебного следствия не было установлено, что Пестовым совершены действия, подпадающие под признаки квалифицированной кражи», – заключил апелляционный суд.

Вторая инстанция также пояснила, что из описания преступного деяния по приговору суда и обвинительного заключения следует, что обвиняемый совершил противоправные деяния, расплатившись похищенной банковской картой, умолчав о том, что использует ее незаконно.

«При таких обстоятельствах деяния Пестова подлежали бы квалификации по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ. Криминообразующим признаком неквалифицированных хищений является стоимость похищенного имущества свыше 2,5 тыс. руб. Хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает 1 тыс. руб.

, а также хищение чужого имущества более 1 тыс. руб., но не более 2,5 тыс. руб., при отсутствии квалифицированных хищений, в том числе ст. 158 и ст. 159.3, в силу прямого указания отнесено к мелкому хищению, подпадающему под признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.

1 ст. 7.27 КоАП РФ», – отметила апелляция.

Защитник оправданного прокомментировал судебные акты

Алексей Егоров назвал справедливым оправдательный приговор Димитровского районного суда г. Костромы. «Он вынесен в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством.

По моему мнению, суд принял единственно верное решение. Считаю, что немаловажную роль при вынесении оправдательного приговора сыграла категоричная позиция стороны защиты в вопросах юридической оценки действий моего доверителя.

Рад, что мнение суда полностью совпало с мнением стороны защиты», – отметил он.

Адвокат также высоко оценил апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда, «которая, рассмотрев жалобу потерпевшего, не нашла основания для ее удовлетворения, тем самым подтвердив правильность выводов, сделанных судом первой инстанции».

Алексей Егоров выразил надежду на то, что данный приговор в будущем будет своего рода указателем направления в вопросах юридической оценки действий лиц, совершивших аналогичные деяния.

Кража денег с банковской карты — п «г» ч 3 ст 158 УК РФ

Кража с банковской карты судебная практика

Многие люди интересуются в большей степени возможностью возврата своих денег, а не ограничениями свободы и другими санкциями относительно вора.

Финансовые организации могут возместить потери только при определенных условиях: согласно ст.

144 УПК РФ доказательство кражи средств должно подтвердиться правоохранительными органами в результате специальной проверки. Таким образом, возможны следующие исходы для пострадавшего:

  • при полном подтверждении факта кражи с банковского счета будет задействован ФЗ «О национальных платёжных системах», согласно которому финансовая организация полностью компенсирует украденную сумму владельцу карточного счёта;
  • банки освобождаются от обязанности возврата утерянных средств в случае несвоевременного блокирования счёта владельцем карты при ее утере или передаче пластика третьему лицу, что будет означать отсутствие доказательств хищения денег.

Чтобы подобного не произошло, необходимо незамедлительно обращаться с соответствующим заявлением в банк или на его горячую линию для блокирования карточного счёта.

Особенности кражи денег с карточного счёта

Главным признаком кражи, согласно уголовному законодательству, рассматривается тайное изъятие у потерпевшего его личных средств. Причем злоумышленники могут отнимать деньги различными способами:

  • без ведома владельца средств, что квалифицируется как кража;
  • при осознании потерпевшим происходящего, что сопровождается насилием или угрозами в его сторону, что уже будет грабежом – открытым хищением денег;
  • в присутствии владельца пластиковой карты, который не осознает происходящего и не подозревает о хищении, что также рассматривается как кража, но в некоторых случаях может квалифицироваться и как мошенничество, если подобные действия производятся сотрудниками финансовой организации, работниками различных компаний, куда обратился потерпевший и т.п.

Особое внимание необходимо уделять мотиву преступника, который в момент совершения преступления против чужого имущества прекрасно осознает о неправомерности своих действий, а также совершает их с целью собственного обогащения или передачи денег третьему лицу. Кража должна быть незаметной, как для пострадавшего, так и для окружающих, в противном случае преступление будет иметь другую квалификацию.

Виды кражи денег и меры правовые меры пресечения

Разные способы кражи средств квалифицируются соответствующими статьями УК РФ, среди которых некоторые действия могут даже попадать под категорию «особо опасных». В уголовном кодексе существует следующая квалификация кражи денежных средств (ст 158 ч 1-4):

  • ч. 3, ст. 158 УК РФ – в случае завладения деньгами при ограблении жилья;
  • мелкая кража, которая произошла в результате отнятия у потерпевшего его ручной клади, сумки или предметов гардероба, где были наличные средства или карты;
  • ч. 2, ст. 158 УК РФ – регулирует кражу денежных знаков при изъятии таковых из помещения или здания.

Согласно законодательству в сфере урегулирования вопросов хищения денег перечисленные выше способы кражи наказываются более строго, поскольку относятся к деяниям опасного характера.

Еще одним критерием, который влияет на определение тяжести преступления и сроков ограничения свободы, когда крадут деньги с пластика и если это предусмотрено соответствующими статьями УК РФ, является размер украденного. К тяжким преступлениям не относится кража наличных в ручной поклаже, одежде или сумке общей суммой менее 2,5 тыс. руб.

Под рассмотрение хищения как административного правонарушения подпадают такие категории краж:

  • по ч. 1, ст. 7.27 КоАП РФ – при сумме менее 1 тыс. руб.;
  • по ч. 2, ст. 7.27 КоАП РФ – при сумме в диапазоне 1-2,5 тыс. руб.

Подобная классификация преступления актуальна только в случае отсутствия других деяний, которые могут стать отягчающими обстоятельствами. Однако данные ограничения на суммы не распространяются на кражу из жилья или другого помещения, поскольку даже тайное изъятие преступником всего 100 рублей будет преследоваться согласно ст. 158 УК РФ из-за вторжения в чужое жилье.

Кража денежных средств с банковской карты

В случае если мошенники украли деньги с карты, владелец не всегда может об этом узнать своевременно.

Это связано с отсутствием СМС-информирования о списании средств и другими причинами, однако регулируется преступление ст. 158 УК РФ с изменениями, принятыми постановлением пленума Верховного суда РФ.

Судом определяются такие меры наказания для преступника, совершившего кражу с банковской карты:

  • обложение штрафом;
  • принудительный возврат потерпевшему всей украденной суммы;
  • лишение свободы.

Так же прочтите:  Пленум о краже, грабеже и разбое

Статьями УК РФ регламентируется в случае кражи с карточных счетов обязательных проверок на предмет исключения вины самого потерпевшего. По ст.

144 УК РФ банки полностью компенсируют потери владельцу пластика в случае обоснованного подтверждения именно кражи со счёта.

Возврат средств банком производиться не будет в том случае, если потерпевший лично передал свою карту третьему лицу и позволил ею пользоваться, а также если не заблокировал счёт при обнаружении утери карты.

Что делать, если была украдена банковская карта

Если на карточном счету лежит довольно крупная сумма, то необходимо, в первую очередь, сохранить свои средства, чтобы не произошло хищение денег с банковской карты.

Как только была обнаружена потеря пластика, следует незамедлительно передать эту информацию в банк по горячей линии или с личным заявлением (требуется наличие паспорта гражданина страны), чтобы сотрудники заблокировали счёт.

Тогда карта не будет давать возможность злоумышленникам украсть деньги с карты Сбербанка, поскольку счёт будет временно заморожен.

Если все же деньги с банковских счетов утекли, то для возврата утерянных средств необходимо выполнить следующие действия:

  • сообщить в отделение банка о происшествии в максимально короткие сроки, инициировать блокирование счёта;
  • подать заявление в финансовую организацию о происшествии, где детально описать время и обстоятельства кражи средств, общую сумму похищенного, а также платежные реквизиты пластика;
  • обратиться в полицию с аналогичным заявлением и зарегистрировать его в общей базе, чтобы сотрудники правоохранительных органов смогли выдать соответствующий талон.

Что грозит преступнику, который украл средства с карточного счёта

С развитием технологий банковских услуг и управления личными средствами клиентов этих организаций кража денег с банковской карты стала обычным делом.

Сегодня существует множество способов осуществить хищение денежных средств с пластика, в том числе посредством интернет-банкинга, например Сбербанка онлайн, непосредственно с карты ПАО Сбербанк России при ее краже, при установке «ложных» банкоматов, которые считывают информацию с магнитных лент, а также скримеров (устройств, которые устанавливаются непосредственно на банкоматах). Однако это для уголовного кодекса особой разницы не имеет, кроме кражи из жилища потерпевшего (ч 3 ст 158 УК РФ). Все деяния регулируются ст. 158 УК РФ и классифицируются по тяжести в зависимости от похищенной суммы.

В случае установки скримера, преступнику инкриминируется ст. 187 УК РФ, согласно которой мера ответственности зависит от таких факторов:

  1. Снятие посредством использования технических устройств денег одним человеком:
    1. принудительные работы на срок не более 5 лет;
    2. обязательный штраф на 100-300 тыс. руб. с лишением свободы до 6 лет.
  2. Если в подобном преступлении было задействовано несколько человек (группа лиц), то в качестве наказания на них накладывается штраф в размере до 1 млн. руб., а также ограничивается свобода до 7 лет. Причем подобные меры пресечения актуальны для злоумышленников, которые пользуются электронными носителями, специальным программным обеспечением и другими методами хищения денег с карт.

Если картой воспользуется третье лицо, которому посчастливилось найти пластик, то это также будет рассматриваться как попытка или хищение денег, в том числе и при оплате ими покупки. В законодательной базе Уголовного Кодекса РФ для определения меры ответственности за такие действия предусмотрен анализ по следующим критериям:

  • одиночное или групповое деяние;
  • размер украденной суммы;
  • способ хищения.

Непосредственно с пластиковой карты

Этот способ является наиболее простым и часто встречающимся. Это связано с отсутствием необходимости преступникам тратиться на программное обеспечение или технические устройства, которые позволяют получать доступ к чужим счетам. Необходимо понимать, что банки разработали специальную систему защиты личных средств своих пользователей, которая содержит такие пункты:

  • К каждой карте выдается ПИН-код, который подтверждает доступ к средствам через терминалы, банкоматы и другие устройства для считывания информации и проведения платежа. Это 4 числа, которые выдаются при оформлении пластика сотрудниками банка и не подлежат разглашению.

​«За 30 минут мошенники украли 350 тысяч со всех моих карт»

Кража с банковской карты судебная практика
Новые технологии рождают новые способы кражи денег у клиентов коллаж Banki.ru

Банки упрощают методы идентификации, но в результате растет объем мошенничеств с пластиковыми картами. Хотя закон защищает клиентов в таких случаях, фактически суд с банком может тянуться около года.

В Банки.ру обратился 33-летний москвич, который рассказал, как лишился более 350 тыс. рублей, украденных с кредитной карты и счета Райффайзенбанка в результате нехитрых действий мошенников. Плюс еще 10 тыс.

составила комиссия банка, и около 30 тыс. набежало в процессе разбирательства как процент по кредиту.

Эта история показалась нам интересной, потому что в связи с модными тенденциями в финансовой сфере она может оказаться массовой.

«Я и не думал, что кому-то может понадобиться кредитка и сим-карта»

21 апреля 2018 года наш герой стал жертвой мошенников. Познакомившись с общительными молодыми людьми, он не ожидал подвоха. Кошелек он держал в кармане, а телефон не выпускал из поля зрения. «Я и не думал, что кому-то могут понадобиться не телефон, не деньги в кошельке, а защищенная ПИН-кодом кредитка и сим-карта», — рассказывает он.

Через несколько часов выяснилось, что из телефона украдена сим-карта, а из кошелька пропала кредитка. Оказывается, мошенники-профессионалы умеют извлекать «симку» из смартфона одним движением. После звонка в банк стало понятно, что буквально за полчаса преступники вывели со всех счетов клиента около 350 тыс. рублей.

Как это у них получилось?

​Сим-сим, откройся: конец анонимной мобильной связи в России?

С 1 июня 2018 года начали действовать изменения, внесенные в закон «О связи». Их главный смысл — запретить так называемые серые сим-карты. Получится ли победить анонимный рынок мобильной связи?

ПИН-код вам больше не потребуется

Оказывается, некоторые банки, и среди них Райффайзенбанк, предельно упростили систему идентификации. Попасть в личный кабинет онлайн-банка теперь можно, не вводя ни логина, ни пароля.

Мошенники вставили в свой телефон украденную сим-карту, потом спокойно установили на нем мобильный банк «Райффайзена», ввели в форму входа не логин и пароль, а цифры с двух сторон карты и получили полный доступ ко всем счетам! У них не было дебетовой карты клиента, тем не менее с нее было переведено на кредитку 10 тыс. рублей накоплений. Также они украли порядка 170 тыс. с депозита. Часть денег сняли наличными в банкомате, а на 153 тыс. преступники купили в круглосуточном магазине «Евросеть» два iPhone X.

Оказывается, в Райффайзенбанке, если ввести в форму мобильного приложения цифры с двух сторон кредитной карты, то можно установить новый ПИН. Для этого не нужен ни старый код, ни пароль от личного кабинета, ни кодовое слово — никаких конфиденциальных данных не требуется.

Скоро сомнительные операции будут блокировать по закону

Уже в этом году должен вступить в силу закон, который обяжет банки блокировать на два дня сомнительные трансакции, если до клиента не удалось дозвониться.

Как пояснили Банки.ру в ЦБ, закон был принят 28 июня 2018 года и вступает в силу через 90 дней после дня его официального опубликования.

«Закон обязывает банки приостанавливать трансакцию и блокировать карту в случае, если есть подозрения, что перевод выполняется не клиентом (держателем карты), а посторонним человеком.

Срок приостановки и блокировки не может превышать два дня», — поясняют в Банке России.

Пока же банки делают это по своему усмотрению в соответствии с внутренними регламентами.

«Для удобства клиентов»

Райффайзенбанку ночной вывод через банкомат 210 тыс. рублей с кредитной карты подозрительным не показался.

Хотя клиент, по его словам, никогда не выводил наличные с кредитки, не считая одного раза, когда по ошибке снял 3 тыс.

рублей не с той карты, банк не счел перевод гораздо более крупной суммы денег с кредитки мошенниками нетипичной сделкой. Только после ночной покупки айфонов, когда почти все деньги были потрачены, банк заблокировал карту.

Преступники попытались перевести остаток на две банковские карты, но эти трансакции уже не прошли.

Сотрудник банка при личном разговоре объяснил пострадавшему, что идентификация упрощена для удобства клиентов, а ввод личных данных — пароля и логина или других дополнительных подтверждений — при наличии карты и телефона не требуется.

Официальный ответ Райффайзенбанка также был неутешительным для клиента: «Согласно п. 6.8.

6 Общих условий обслуживания счетов, вкладов и потребительских кредитов граждан АО «Райффайзенбанк» в редакции, действовавшей на дату совершения операции (далее «Общие условия»), которые являются неотъемлемой частью договора, между Вами и банком, клиент несет ответственность за все операции, совершенные с использованием карты, до момента уведомления банка об утрате карты».

«В соответствии с п.

7 Тарифов по обслуживанию кредитных карт (далее «Тарифы»), являющихся неотъемлемой частью договора о предоставлении и обслуживании карты, комиссия за выдачу наличных с кредитной карты MasterCard Gold Package Credit в кассах и банкоматах банка, а также в банкоматах банков-партнеров составляет 3% от суммы перевода + 300 рублей… На основании вышеизложенного банк считает списание комиссии правомерным и не может удовлетворить Вашу просьбу о ее возмещении».

Полиция в помощь

После того как выяснилось, что наш герой потерял не только свои накопления, но и кредитные средства, он уведомил банк и отправился в ОВД Пресненского района писать заявление. Но уголовное дело возбудили только через месяц.

«Весь процесс необходимо контролировать. После того как я написал заявление, стал заниматься получением записей с видеокамер. Нужно было получить изображения с видеокамер в «Евросети» и офисе банка, где мошенники обналичили средства через банкомат», — рассказывает пострадавший.

Сотрудники «Евросети» охотно пошли навстречу. Они признали, что ночной покупатель показался им подозрительным. Записи с камер сохранили и, после того как следователь направил запрос, предоставили почти сразу.

Взаимодействовать с банком оказалось намного сложнее. За месяц он так и не предоставил полиции ни видеозаписи, ни номера карт, на которые пытались перевести деньги преступники.

Только последние четыре цифры номеров этих карт. В кредитной организации сослались на банковскую тайну.

По мнению пострадавшего, такая позиция нелогична: ведь если деньги переводили из его личного кабинета, как это может быть тайной от него самого?

В полиции рассказали, что количество аналогичных случаев растет, как грибы после дождя. Если раньше преступников интересовали телефоны, то теперь многие переориентировались именно на сим-карты. «Мошенники специально охотятся за клиентами банков, у которых есть такие же лазейки в системе безопасности» — так мне сказали в полиции», — говорит наш герой.

В кредитной организации сослались на банковскую тайну. По мнению пострадавшего, такая позиция нелогична: ведь если деньги переводили из его личного кабинета, как это может быть тайной от него самого?

Безопасность или удобство?

Как показал мини-опрос Банки.ру, большинство крупнейших кредитных организаций между удобством и безопасностью сделали выбор в пользу последнего — смена ПИН-кода без ввода пароля и старого «пина» у них невозможна ни при каких обстоятельствах. Уточнять о такой возможности нужно заранее, выбирая банк, в котором собираетесь открыть счет или завести кредитную карту.

«Мобильное приложение и веб-версия «Сбербанк Онлайн» не допускают смену ПИН-кода карты. Его можно поменять только в отделении банка при помощи сотрудника или в банкомате, зная текущий ПИН-код», — заявили в пресс-службе Сбербанка.

«В мобильном банке ВТБ клиент может получить ПИН-код только для своей новой карты. Для этого он должен полностью авторизоваться в мобильном приложении (пароль, Touch ID, Face ID). ПИН-код генерируется автоматически.

Сменить его клиент может только в специальном разделе в банкомате ВТБ, проведя стандартную процедуру входа по своему паролю. Других способов сменить ПИН-код на карте нет», — сообщили в пресс-службе кредитной организации.

Нельзя войти без пароля и ПИН-кода в мобильную и онлайн-версию Росбанка. «Речь идет о безопасности и сохранности средств клиентов — одном из основных приоритетов Росбанка», — пояснили ситуацию в Росбанке.

В Ситибанке подобная ситуация также невозможна. «Для смены ПИН-кода недостаточно иметь при себе карту и телефон.

В любом случае клиенту нужно будет войти в Citibank Online, где у него также запросят ID пользователя, статический пароль и одноразовый пароль.

Практика показывает, что одномоментно получить доступ к этому перечню информации практически невозможно», — заявили в пресс-службе Ситибанка.

Закон защищает, но… не работает

В теории закон в случае такой кражи защищает клиента банка. Однако на практике он почти не работает.

«Согласно ч. 11 ст.

9 закона № 161-ФЗ, в случае утраты электронного средства платежа (ЭСП) и (или) его использования без согласия клиента, он обязан направить соответствующее уведомление оператору по переводу денежных средств в предусмотренной договором форме незамедлительно после обнаружения факта утраты ЭСП и (или) его использования без согласия клиента, но не позднее дня, следующего за днем получения от оператора по переводу денежных средств уведомления о совершенной операции», — сообщили порталу Банки.ру в Банке России.

Предположим, клиент все это сделал. В таком случае, говорится в комментарии ЦБ, «согласно п. 15 ст. 9, если оператор по переводу денежных средств исполняет обязанность по уведомлению клиента о совершенной операции и клиент направил ему уведомление в соответствии с ч.

11 ст. 9, то оператор по переводу денежных средств должен возместить клиенту сумму операции, совершенной до момента направления уведомления, — если не докажет, что клиент нарушил порядок использования ЭСП, что повлекло совершение операций без его согласия».

То есть у клиента есть целые сутки, чтобы сообщить о мошенничестве и вернуть деньги. Наш герой написал первое заявление в Райффайзенбанк прямо в день кражи. Но навстречу ему никто не пошел.

«Я обратился к менеджеру банка, которая вела зарплатный проект в компании. Она пообещала помочь. Но через три недели ответила, что ничем помочь не может, — говорит пострадавший. — Она позвонила и сообщила, что банк намерен требовать, чтобы я уплатил все долги по кредитной карте в полном объеме, а также оплатил банку комиссию на снятие наличных».

Большинство пострадавших предпочитают не связываться с банками в таких спорных вопросах, чтобы не тратиться еще и на адвокатов.

Комиссия составила около 10 тыс. рублей, плюс около 30 тыс. набежало в виде процентов, пока в банке разбирались с претензиями клиента. Он написал отдельное заявление в отделение Райффайзенбанка на отмену комиссии.

«24 мая мне позвонили и сказали, что готовы отменить комиссию. Но 25-го позвонили снова и ответили, что передумали. Они рекомендовали мне искать преступников и просить, чтобы комиссию за снятие возместили они», — жалуется клиент банка. запись обоих разговоров он сохранил.

К сожалению, большинство пострадавших предпочитают не связываться с банками в таких спорных вопросах, чтобы не тратиться еще и на адвокатов.

«Как показывает судебная практика по гражданским делам, клиентам банков обычно отказывают в удовлетворении требований о взыскании убытков с кредитной организации в результате хищения денежных средств с банковских карт.

У судов сформировалась позиция, что банки могут законно и обоснованно проводить операции по счету клиента до момента написания соответствующего заявления в банк.

Формальным основанием отказа возместить похищенные деньги является нарушение владельцем карты так называемых «рекомендаций» или «порядка использования электронного средства», указанного в договоре на пользование банковским счетом, — поясняет управляющий МАБ «Адвокаты и бизнес» Дмитрий Штукатуров.

— Имеет смысл рассмотреть альтернативный вариант решения данного вопроса в суде: не торопиться подавать иск о взыскании убытков с банка, а дождаться соответствующего иска от кредитной организации о взыскании задолженности и процентов и предоставить в суд документы по возбужденному уголовному делу с изложением фактов. В таком случае суд может отказать банку в его требовании».

Однако наш герой решил пойти до конца. Он готовится судиться и собирает пакет документов для подачи иска. Тем временем сотрудники Райффайзенбанка без предупреждения списали все остатки средств со счетов клиента. Звонят из банка по утрам и требуют перевести деньги. А юристы предупреждают, что судебный процесс может затянуться на много месяцев и даже на год.

Елена ЯКОВЛЕВА, для Banki.ru

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.